Суббота, 18.11.2017, 05:36
Приветствую Вас Гость

Каталог статей

Главная » Статьи » Интервью

Интервью Сергея Говорухина. Журнал Воинское Братство. Февраль 2002 г.
Прокляты и забыты
Почему государство устранилось от участия в судьбе своих защитников?


Ничто так дешево не ценится в демократической России, как человеческая жизнь. Особенно жизнь солдата. Восьмилетний опыт чеченской кампании – отличное тому свидетельство. И дело даже не только и не столько в количестве погибших и раненых – в конце концов, война без потерь не бывает, а всеобщую воинскую обязанность еще никто не отменял. Но почему государству, которое призывает гражданина в армию и отправляет воевать, абсолютно безразлично то, как сложится жизнь солдата «на гражданке»? Почему человек интересен родному государству только в одном единственном качестве – как манекен для солдатской шинели? Пока ты служишь и исполняешь приказы – ты нужен. А снял шинель – и никому нет до твоих проблем ровным счетом никакого дела.

Похоже, государство от участия в судьбе своих бывших солдат самоустранилось всерьез и надолго. Вероятно, есть более важные дела и заботы. Однако если государство не хочет или не может решать проблему социальной адаптации бывших военнослужащих, это вовсе не означает, что проблема перестает существовать. Просто ею занимаются негосударственные организации и частные лица. Одна из таких организаций – Благотворительный фонд ветеранов и инвалидов вооруженных конфликтов немеждународного характера «Единство», или, проще говоря, фонд Сергея Говорухина. Уже несколько лет подряд сын известного кинорежиссера активно помогает ветеранам и инвалидам чеченской и других войн, семьям погибших военнослужащих, оплачивает расходы на медицинское обслуживание, обучение и социальную адаптацию бывших солдат – словом, занимается тем, чем должны заниматься государственные органы. Подробнее о деятельности фонда и источниках финансирования рассказывает председатель правления Сергей Станиславович Говорухин:

– Что касается источников, их два: коммерческая деятельность и спонсорская помощь. Ну, а заниматься приходится абсолютно всем: социальная адаптация военнослужащего – понятие емкое и разностороннее. Особенно в условиях современной России, где может произойти все что угодно. Одной моей знакомой, например, прислали гроб с телом чужого человека, хотя по документам значился ее старший сын. «Груз 200» долго шел по всей стране, миновав кучу всяких инстанций, пока не пришел в родное село военнослужащего в Ивановской области. А вскоре «погибший» солдат прислал домой письмо, в котором сообщал, что у него все хорошо и скоро дембель. Представляете реакцию матери, которая похоронила сына?.. Оказалось, что похоронку в Ивановскую область прислали на однофамильца. А когда это выяснилось, никому даже в голову не пришло хотя бы извиниться. Это ли не образчик тупого, бездушного бюрократизма и полного пренебрежения к людям, живым и мертвым!

– Почему же так происходит?
– Да потому что в нашем государстве человеческую жизнь никогда ни во что не ставили. Не ставят и сейчас. Взять хотя бы чеченскую войну. Она стала сегодня такой же привычной, как и десятки сортов колбасы в магазине. Ну стреляют где-то на юге, ну взрываются машины с солдатами, ну гибнут люди – все к этому настолько привыкли, что любое подобное сообщение уже не воспринимается как трагедия. Переломить всеобщее равнодушие – задача номер один. Именно с этой целью наш фонд раз в году – 11 декабря – проводит вечера памяти. Дата выбрана не случайно: 11 декабря – это день начала первой чеченской войны. В прошлом году в вечере памяти приняли участие около двух тысяч человек, приехавших со всей России. И так уже на протяжении четырех лет. Каждое такое мероприятие отнимает уйму времени и сил. Казалось бы, чего проще – устроить для ребят концерт, дать им возможность пообщаться, вспомнить былое? И тем не менее на решение чисто организационных вопросов уходит порядка трех месяцев.

Одна из проблем – найти артистов, готовых выступить перед ветеранами бесплатно или за чисто символическую сумму. В прошлом году, например, нас, мягко говоря, подвел Игорь Сукачев: пообещал прийти, но не пришел. Так же поступили еще несколько известных певцов. Постоянно участвуют в наших концертах Юрий Шевчук и ансамбль бардов «Песни нашего века». На последнем вечере памяти выступил Андрей Макаревич, несмотря на то, что у него был день рождения. А вот Александр Розенбаум, которому мы по факсу послали приглашение, даже не счел нужным отреагировать на него.

В плане финансирования последние два года нам активно помогает правительство Москвы и правительство Московской области в лице губернатора Бориса Громова. На мой взгляд, этот человек, даже если будет президентом вселенной, все равно будет помнить о воинском братстве. Значительную помощь оказал и Новолипецкий металлургический комбинат. Вот так, общими усилиями, мы наскребли средства на организацию вечера памяти и на подарки ветеранам и их семьям.

– Что за подарки, если не секрет?
– Например, матери погибшего солдата – Любови Васильевне Родионовой – мы подарили машину «Ока». Ее сына, который служил в погранвойсках, сначала чеченские боевики похитили, а потом отрезали ему голову. Любовь Васильевна практически каждый месяц выезжает в Чечню, отвозит туда гуманитарную помощь, причем делает это по собственной инициативе. Удивительная женщина… В общей сложности она побывала в Чечне 14 раз. Но государству все это, видимо, не очень интересно. Как-то Любовь Васильевна обратилась к руководству Федеральной пограничной службы с просьбой, чтобы одной заставе, находящейся на территории Чечни, присвоили имя ее сына. Причем, в этом случае она была готова периодически поставлять гуманитарную помощь именно в это подразделение. Думаете, ей пошли как-то навстречу? Никакой реакции со стороны руководства ФПС не последовало.

А потом к ним обратились мы – попросили, чтобы они отметили участников войны в Таджикистане, причем не правительственными наградами, а просто знаками отличия. Всего в списке было шесть человек, в том числе два военных корреспондента. Руководство ФПС нам отказало, мотивировав тем, что этим знаком, мол, награждаются только те, кто проходит действительную воинскую службу. А военные корреспонденты – это, дескать, из другой оперы. Нас, честно говоря, такая мотивировка шокировала. У меня есть два таких знака, хотя я никакого отношения к действительной воинской службе сейчас не имею. Да и у многих других людей имеются аналогичные знаки...

В общем, не желают в ФПС отдельные руководители делать лишние телодвижения. Показательно, что, когда мы с аналогичными вопросами обращаемся к руководству Министерства обороны, нам охотно помогают и выделяют соответствующие награды. Ими на вечерах памяти мы награждаем заслуженных ветеранов, прошедших «горячие точки», но забытых…

Вообще-то все, что было сказано выше, Говорухин изрек куда более смачно. Оно и понятно: отказ высоких пограничных начальников в пустяковой в общем-то просьбе был воспринят лично Сергеем и его сподвижниками как нонсенс. Это тем более странно, если учесть, что говорухинский фонд неоднократно оказывал всевозможную помощь пограничникам. Например, для их госпиталя в подмосковном Голицыно постоянно приобретается медицинское оборудование. И вдруг на тебе, такое равнодушие в ответ…

Вторая болезненная тема – телевидение. Эти ребята – такие же пуленепробиваемые, как и отдельные бюрократы из пограничного ведомства. Каждый раз телевизионщиков приходится буквально уламывать, чтобы вечер памяти транслировался по ТВ. Удается это с большим трудом. За четыре года состоялось четыре вечера памяти. Первый показали на ОРТ, правда, с большим-пребольшим скрипом. Второй – на РТР, тоже через силу. В третий раз представители фонда все сняли на видеокамеру сами и отправили запись на НТВ. В последний раз тоже снимали сами, вели переговоры с НТВ, но ни о чем не договорились.

Вообще поразительно, как телевизионщики реагируют на некоммерческие предложения. Если посмотреть программу за 11 декабря, там не увидишь ни одной даже самой крохотной передачи, посвященной событиям этого дня. А ведь 11 декабря – это официальная дата, да и война в Чечне длится уже восемь лет. Неужели ни на одном из многочисленных каналов не нашлось местечка хотя бы для простого упоминания о ветеранах чеченской кампании и о проблемах, с ней связанных?

– Вот поэтому на каждом вечере памяти у меня и возникает ощущение, что я снимаю продолжение фильма «Прокляты и забыты», – продолжает Сергей Говорухин. – Если еще несколько лет назад я затруднялся с ответом на вопрос, почему назвал свой фильм именно так, то сегодня знаю точно: потому что наше государство, посылая своих детей на эту неправедную войну, сначала их проклинает, а потом просто о них забывает. Когда мы создавали фонд, то наивно полагали, что будем иметь хоть какую-то государственную поддержку. Все получилось с точностью до наоборот.

К нам приходят не для того, чтобы предложить помощь, а чтобы получить ее. Например, протез ноги стоит полторы тысячи долларов. Где возьмет такие деньги инвалид войны? Разумеется, идет к нам. Но и у нас возможности ограничены. Из десяти нуждающихся мы реально помочь с протезом можем только одному. Потому что нормальный протез голени из немецких материалов стоит очень дорого. Это вам не протез из института протезирования за пятнадцать тысяч рублей, на котором невозможно ходить: что он есть, что его нет – разницы никакой. Протез бедра стоит еще дороже – три тысячи долларов США, а протез руки – восемь тысяч «зеленых». А сколько пришло ребят с этой войны, перекалеченных, без рук, без ног... В госпитале имени Бурденко второй год лежат двадцать пять мальчишек. Мы им регулярно возим гуманитарную помощь, подарки, предметы первой необходимости.

– Что еще, кроме подарков, нужно сделать, чтобы облегчить жизнь этим ребятам?
– Вот уже пять лет депутаты Государственной Думы Российской Федерации пытаются принять закон, чтобы эти ребята получили какой-то статус, хотя бы нечто подобное тому, что получили участники войны в Афганистане. Сделать это оказывается крайне сложно, потому что официально войны в Чечне нет, а есть наведение конституционного порядка. Вообще «афганцам» повезло – началась перестройка и о них заговорила общественность. А вот повезет ли когда-нибудь тем, кто воевал в Абхазии, Чечне, Таджикистане, – вопрос, как говорится, интересный… По-моему, этим вопросом занимался в Думе Алексей Арбатов. Но что-то, видно, не вышло… Единственный человек, который пытается хоть что-то сделать реально по этой проблеме – Борис Громов, но усилий одного человека все равно недостаточно.

Самое дорогое у человека – это жизнь. И когда она требуется государству, ее забирают не задумываясь, правда, не всегда понятно, для каких целей. Если с этим еще можно как-то смириться, то смириться с тем, что, вернувшись с войны, бывший солдат обречен на нищету и страдания, на мой взгляд, нельзя. Государство обязано позаботиться о своих гражданах, которые честно исполнили свой долг. Отвоевал парень – так дайте ему квартиру, машину, деньги на обучение и безбедное существование, ведь все это есть, причем в неограниченных количествах. Вот только до простого ветерана ничего не доходит. Даже элементарные слова сочувствия и поддержки… До какой же степени нужно ненавидеть свой народ, чтобы так поступать с его защитниками?

Беседу вел Сергей КОРНИЛОВ
Категория: Интервью | Добавил: Admin (28.03.2013)
Просмотров: 1016
Категории раздела
Фильмы [0]
Книги [0]
Интервью [9]
Статьи [11]
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
yokuratsurumof
Форма входа
Логин:
Пароль:
Наши друзья
  • Фонд Рокада
  • Маховиков Сергей
  • Шахворостова Лариса
  • Фонд ветеранов военной разведки
  • Памяти Сергея Козлова
  • Фильм Тихая застава
  • ЦП Разумный шаг


  • Наш баннер

    Поиск